1844 год

Родился Михаил Иванович Суслов (архимандрит Макарий) в селе Новоселово Минусинского уезда Енисейской губернии. Умер в 1915 г. в Енисейске.

Суслов Михаил Иванович (архимандрит Макарий)

Священник был первым составителем словаря селькупов.

Михаил Иванович Суслов (архимандрит Макарий) родился в 1844 г. в селе Новоселово Минусинского уезда Енисейской губернии. Умер в 1915 г. в Енисейске.

Михаил Иванович Суслов был сыном пономаря Христорождественской церкви Таштыпского форпоста Иоанна Суслова. Он учился в Красноярском духовном училище, но из-за недостатка средств в семье курс не окончил. Он служил в Батойской, Дудинской, Верхне-Имбатской церквях — сначала в течение восьми лет был пономарем, затем, после женитьбы, был рукоположен в сан священника Дудинской церкви. В этот период за просвещение 50 язычников Суслову была объявлена благодарность. В 1877 г. он был переведен в Тазовскую церковь, а с мая 1879 г. стал настоятелем Туруханского Преображенского собора и исполняющим обязанности благочинного Туруханского края.

Молодой священник, отличавшийся трудолюбием и неравнодушием, приложил много сил при ремонте падавшей колокольни, и в марте 1879 г. снова получил благодарность и был награжден скуфией, жалуемой священникам в качестве первой награды. В 1885 г. за обращение в православие ста инородцев священник получил в награду орден Святой Анны 3-й степени, а в 1890 г. был награжден камилавкой.

С января 1884 г. отец Михаил исполнял обязанности законоучителя Туруханского приходского училища и заведовал училищами на территориях приходов, где позже служил. В октябре 1900 г. он был включен в миссию Туруханского края и стал священником Хатангской Богоявленской церкви. В 1901 г. Михаил Суслов принял монашество под именем Макария и был назначен настоятелем Туруханского Свято-Троицкого монастыря с возложением на него обязанностей катехизаторской должности по Дудинскому и Хатангскому приходам, а в июле 1904 г. назначен особым миссионером Туруханского края. Одновременно ему было поручено заведовать Хатангским приходом и жить там до назначения священника. В 1905 г. иеромонах Макарий был избран в члены-сотрудники Императорского православного палестинского общества.

Согласно документам, с 1870 по 1910 г. Макарий присоединил к православию 387 язычников, четверых магометан, трех лютеран, трех католиков, пятерых раскольников и одного иудея (всего 403 человека). Священник составил большой словарь тазовских остяков (селькупов), на языке которых вел церковные службы. Кроме того, он на свои средства открыл первую школу с интернатом для детей Туруханского края, а в его семье наравне с собственными детьми нередко жили дети коренных народов Севера, обучаясь грамоте. Благодаря усилиям отца Макария было открыто несколько церковно-приходских школ для детей коренных жителей Севера, где тех учили молитвам, чтению и письму, арифметике и музыке. Особо талантливые дети имели возможность продолжить образование в Красноярском духовном училище или в других школах.

Он имел много печатных работ в «Енисейских епархиальных ведомостях»: священник вел этнографические изыскания, собирал и записывал свои многолетние наблюдения о природе, нравах и обычаях жителей северных территорий. Кроме того, по просьбе мецената и букиниста Г. В. Юдина он скопировал рукопись протоиерея красноярского кафедрального Рождественского собора В. Д. Касьянова «Сибирская летопись», представляющую собой дневниковые записи за 1870—1987 гг. Эта рукопись, включающая 3050 страниц и небольшую автобиографию, была практически нечитаемой из-за неразборчивого почерка автора. Иеромонах Макарий не только переписал ее разборчиво, но и составил комментарии: расшифровал географические названия в тексте и дал пояснения к упоминаемым именам, которых в тексте насчитывается более 3 тысяч.

Священник связал свою судьбу с ессейской якуткой Ефимией Ботулу. Семья Сусловых имела сына и шесть дочерей. Единственный сын, Михаил Михайлович Суслов, как и отец, посвятил себя Северу: служил псаломщиком Преображенского собора, был преподавателем в приходской школе и переводчиком в Туруханском отдельном управлении. Он составил эвенкийско-русский словарь, а позже помогал своему сыну, Иннокентию Михайловичу, в делах советского строительства на территории Эвенкии, в том числе работал завхозом на Туринской культбазе.

В 1913 г. Макарий был назначен настоятелем Енисейского Спасского монастыря и возведен в сан архимандрита. В 1915 г. он скончался.

2013 год — юбилейный для Иннокентия Михайловича Суслова, хорошо известного в нашей стране учёного, исследователя северных территорий. Его имя не забывает и Эвенкия, которой он подарил кусочек своего сердца. Ровно 120 лет назад родился этот удивительный человек в Новой Мангазее (Туруханске) в замечательной семье, где все, начиная с деда Михаила Ивановича Суслова, самоотверженно работали во благо Севера.

От деда и отца Иннокентию Михайловичу Суслову досталось такое качество, как способность к постоянному, самоотверженному и огромному труду, которую можно назвать подвижничеством, служением великой идеи. Все мужчины семьи Сусловых посвятили себя Северу.

Михаил Иванович Суслов был родом из семьи пономаря Христорождественской церкви Таштыпского форпоста Иоанна Суслова, который в свою очередь был сыном дьячка Иоанна Суслова в селе Новоселово Минусинского уезда Енисейской губернии. Он родился в 1844 году, учился в Красноярском духовном училище по высшему отделению. Отцу было непросто содержать сына в период его учёбы, средств на это не хватало. В переписке тех лет, сохранившейся в архиве г. Минусинска, имеется письмо пономаря Христорождественской церкви Таштыпского форпоста Иоанна Суслова, в котором он просит «и ныне находящегося на полуказённом содержании» сына принять полностью на казённое содержание в силу того, что более чем полгода болеет и не имеет средств на обучение детей. Окончить курс Михаил Иванович не пожелал или, скорее всего, по недостатку материальных средств не смог, хотя учился блестяще. Он служил в Батойской, Дудинской, Верхне-Имбатской церквях. Сначала в течение восьми лет был пономарём, затем после женитьбы рукоположен в сан священника Дудинской церкви. В этот период за просвещение 50-ти язычников Суслову была объявлена благодарность. В 1877 году он был переведён в Тазовскую церковь, а с мая 1879 года стал настоятелем Туруханского Преображенского собора и исполняющим обязанности благочинного Туруханского края.

Красноярское духовное училище

Молодой священник, отличавшийся большим трудолюбием и неравнодушием к исполняемым им обязанностям, много сил приложил при ремонте падавшей колокольни, и в марте 1879 года снова получил благодарность и был награждён скуфией – бархатной шапочкой, жалуемой священникам как первая награда. Его замечательные отчёты по благочинию, где хорошим литературным языком с обстоятельностью учёного представлялись сведения о проделанной работе, тоже не остались без внимания: в 1879 году священнику Суслову была объявлена благодарность с внесением в послужной список, а в феврале 1881 года — ещё одна благодарность «за заботы о наставлении прихожан и за просвещение инородцев». 5 февраля 1885 года за обращение в православие ста инородцев священник Михаил Иванович Суслов получил в награду орден святой Анны 3-й степени. В 1890 году он был награждён камилавкой – головным убором в виде расширяющегося кверху цилиндра. Такой головной убор является наградой православному священнику.

Михаил Иванович Суслов принимал участие в переписи населения 1897 года, будучи избран в 1892 году членом Енисейского губернского статистического комитета, и за свой труд по переписи получил «тёмнобронзовую медаль».

С января 1884 года священник Михаил Суслов исполнял обязанности законоучителя Туруханского приходского училища и заведовал училищами на территориях приходов, где позже служил. В октябре 1900 года он был включен в миссию Туруханского края и стал священником Хатангской Богоявленской церкви. В 1901 году Михаил Суслов принял монашество с именем Макария и был назначен настоятелем Туруханского Свято-Троицкого монастыря с возложением на него обязанностей катехизаторской должности по Дудинскому и Хатангскому приходам, а в июле 1904 года уволен с этих должностей и назначен особым миссионером Туруханского края. Одновременно Енисейской духовной консисторией ему было поручено заведовать Хатангским приходом и жить там до назначения священника.

В мае 1905 года иеромонах Макарий был избран в члены-сотрудники Императорского Православного Палестинского общества, а в августе этого же года за заслуги по духовному ведомству определением Святейшего Синода №1854 награждён наперсным крестом. 15 декабря 1913 года Макарий утверждён в должности настоятеля Енисейского Спасского монастыря и возведён в сан архимандрита.

Миссионерские заслуги иеромонаха Макария впечатляют. За период времени с 1870 по 1910 год он присоединил к православию 387 язычников, четверых магометан, трех лютеран, трех католиков, пятерых раскольников и одного иудея (всего 403 человека).

Свято-Богоявленский храм на р. Хатанга

Инородцам, угнетаемым и обманываемым купцами и шаманами, священник Суслов всегда был верной защитой и помощником. Он открыл за свой счёт первую школу с интернатом для ребятишек аборигенов Туруханского края, а в его семье наравне с собственными детьми не раз жили дети коренных народов Севера, обучаясь грамоте. Благодаря усилиям этого человека, было открыто несколько церковно-приходских школ для детей инородцев, где тех учили молитвам, чтению и письму, арифметике и даже музыке! Срок обучения составлял 4 года, и детям, прошедшим курс, было гораздо легче жить в русской среде. Особо талантливые дети пусть нечасто, но имели возможность продолжить образование в Красноярском духовном училище или в других школах. Настойчиво добиваясь финансирования туруханских церковных школ, отец Михаил не раз навлекал на себя гнев начальства. Михаилом Ивановичем Сусловым был составлен большой словарь тазовских остяков (селькупов), на языке которых он вел церковные службы. Его внук Иннокентий Михайлович Суслов пишет в своих воспоминаниях, что дед, связав свою жизнь с Севером, «полюбил его и освоивших холодный Туруханский край туземных народов…Он был первым просветителем обездоленных, угнетённых малых народностей севера Туруханского края. Миссионер Михаил Суслов прекрасно понимал безжалостные факты эксплуатации, обмана, обмеривания и обвешивания туземцев, занижения сортности пушнины… Туземцы любили деда, и … изливали свои обиды на купцов, обманы которых они с помощью миссионера постепенно научились понимать… Дед при личных свиданиях с красноярским архиереем неоднократно жаловался ему на купцов-хищников, доказывал главе православной церкви в губернии о необходимости воздействия через губернатора на создание специальной инспекции и надзора за товарообменными операциями хищников-купцов, которые позорят русский народ и подрывают христианскую веру».

Священник Михаил Суслов имел много печатных работ в «Енисейских епархиальных ведомостях». Как многие образованные служители церкви того периода, он вёл по мере своих сил этнографические изыскания, собирал и записывал свои многолетние наблюдения о природе, о нравах и обычаях инородцев — жителей северных территорий. Кроме того, на счету М.И. Суслова имеется замечательный огромный труд: по просьбе знаменитого мецената и букиниста Г.В. Юдина он скопировал рукопись протоиерея Красноярского кафедрального Рождественского собора В.Д. Касьянова «Сибирская летопись», представляющую собой дневниковые записи за 1870-1987 годы. Подлинная эта рукопись, включающая 3050 страниц текста плюс небольшую автобиографию и имеющая огромную историческую ценность, была практически нечитаемой из-за неразборчивого почерка автора. Иеромонах Макарий не только переписал её разборчиво, но и составил комментарии: расшифровал географические названия в тексте, дал пояснения к именам собственным, которых в тексте насчитывается более 3000. Работал М. И. Суслов над дневником Касьянова около года.

Иеромонах Макарий с миссионерами

Продвижение Михаила Ивановича Суслова по служебной лестнице, несмотря на все взлёты и падения, шло быстро, но это совсем не значит, что он был баловнем судьбы. Его огромный каждодневный подвиг во имя Бога и Отечества мало кому известен, как и то, что охотников самоотверженно трудиться в экстремальных условиях северных территорий находилось немного. В 1897 году официально дорог в Туруханском крае не было ни одной. Северные просторы были мало заселены. В основном, здесь проживали инородцы: тунгусы, долгане, остяки, якуты и другие народности, ведущие кочевой образ жизни. Непросто приходилось священнику, ведь даже встретиться с кочевниками можно было, лишь зная маршруты их передвижения. Тысячи километров нужно было преодолеть, вытерпеть страшные морозы, свирепую пургу, трудности дороги, чтобы исполнить свой долг. Миссионеры не выдерживали, тяжело болели, а то и просто погибали. Архивы сохранили документы 1867-1868 годов, свидетельствующие о том, что найти среди священников замену на должность даже не просто священника, а благочинного Туруханского края было очень сложно, многие отказывались по причине болезней — как своих, так и членов семей. Невыносимая тяжесть служения в районах Крайнего Севера не могли компенсировать даже сравнительно высокие оклады. Отработав несколько лет, священники уезжали уже больными и больше на Север не возвращались. Одним из немногих, кто выдержал и много лет нёс свою нелёгкую службу, был благочинный священник Михаил Суслов. Около сорока лет жизни отдал Северу этот человек. В одном из его отчётов, датированном 1893 годом, сохранившемся в семье правнука М.И. Суслова Бориса Рычкова, содержатся рассказы о тех огромных трудностях и лишениях, которые приходилось терпеть миссионерам в их экстремальных путешествиях. В силу полного отсутствия дорог самым удобным временем для поездок священнослужителей была, конечно, зима, а значит, лютые морозы и страшные снежные бури сопровождали миссионеров в пути. Из-за того что кочевники-инородцы не жили компактно, а перемещались по огромным территориям, занимаясь добычей пушнины и оленеводством, священнослужитель также наматывал по заснеженным холодным и безлюдным пространствам невероятное количество километров, пользуясь теми же средствами передвижения, что и кочевники, т.е. нартами, в лучшем случае укрываясь от холода и ветра в так называемом «болке» — лёгком крытом возке. В упомянутом выше отчёте имеется информация, что только за две такие поездки священник Михаил Суслов преодолел 8500 вёрст! Несмотря на огромные усилия священнослужителя, все кочевья он всё равно не смог посетить, так как проникнуть на каждую речку или озеро, где аборигенами вёлся зимний промысел, было практически невозможно. Большинство молитвословий и треб совершалось в чумах, где священник, задыхаясь от едкого дыма, едва мог разобрать в книгах буквы. Но не только холод, голод, страшную усталость, а иногда даже враждебное отношение к себе, которое старались привить инородцам шаманы, подстерегали миссионеров. Очень велика была опасность получить то или иное заболевание, о чём говорит сам отец Михаил Суслов: «…Любопытен обычай особенным образом принимать благословение, существующий между затундринскими жителями. Они, приняв благословение, подносят руку благословляющего ко лбу и потом уже целуют. Для миссионеров обычай этот тягостен: почти все жители страдают сильно выраженной чесоткой и мне, например, приходилось каждый день прижигать свои руки карболовой кислотой, так как после благословения и поцелуев нет-нет да и покажется прыщ чесоточного клеща».

Возок миссионера

Благочинный церквей и миссии Туруханского края священник Михаил Суслов связал свою судьбу с судьбой северных народов даже кровно: его женой стала ессейская якутка Ефимия Ботулу. Семья Сусловых имела сына и шестерых дочерей. Михаил Михайлович Суслов, как и его отец, посвятил себя Северу. Своё детство он провёл среди тунгусов в кочевье эвенка Николая Пеле, куда его отправил отец, и навсегда сроднился с эвенкийским народом, стал его частью. Михаил Михайлович служил псаломщиком Преображенского собора, был преподавателем в приходской школе и переводчиком в Туруханском отдельном управлении. Он составил эвенкийско-русский словарь, а позже помогал своему сыну Иннокентию Михайловичу в делах советского строительства на территории Эвенкии, в том числе работал завхозом на Туринской культбазе.

Иеромонах Макарий (Суслов) гордился, что его сын и даже внук трудятся во благо Севера. Он не сомневался, что из гимназиста Кеши растёт блестящий исследователь Туруханского края. Так и случилось: Иннокентий Михайлович Суслов стал знаменитым учёным, всю свою жизнь посвятившим изучению Крайнего Севера и Арктики и внёсшим огромный вклад в развитие «окраин» Сибири.

Огромная благодарность правнуку М.И. Суслова Борису Рычкову за предоставленную из личного семейного архива информацию и архивистам МКУ «Архив г. Минусинска», которые на основании хранящихся у них документов помогли установить точное происхождение М.И. Суслова. В работе использовались также сведения из замечательной книги игумена Агафангела (Дайнеко) «Свято-Троицкий Туруханский монастырь. 350 лет служения».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *